- ОБЩЕСТВО

Каждый защитник Отечества – герой

3 декабря для России – особая дата: мы вспоминаем всех российских и советских воинов, погибших в боевых действиях на территории страны или за ее пределами, чья личность до сих пор не установлена. День Неизвестного Солдата призван напомнить о том, что война не окончена, пока не похоронен последний герой.

«…В воздухе над нами завязался бой. Как стая стервятников на голубка налетели, проклятые, на одного. Он мужественно отбивался, мы смотрели, затаив дыхание, ожидая чуда. Но чудес не бывает, и бедняга упал в нескольких шагах от нашего дома. Я до сих пор очень ярко помню небольшую кучку обломков, клочья голубой клеенки, поникшая голова летчика и белая, как алебастр, правая рука», – из писем жительницы г. Урицка (ныне муниципальный округ № 40 в составе Красносельского района Петербурга) Петровой Веры Михайловны. (Здесь и далее пунктуация и стиль изложения автора сохранены.)

…По улице Добровольцев, у дома № 62, разрослась целая рощица – девять берез полукругом. Одна уже устало накренилась, почти упала. Из поколения в поколение передается легенда, что якобы здесь – могила летчика. С этого и начал свои поиски Виктор Ионов – местный крае­вед и бессменный командир одного из старейших петербургских поисковых отрядов «Рубеж-2».

– Сперва мы установили, что здесь было до и во время войны. На аэрофотосъемке 1939 года – дома, в 1941-м половина из них сгорела, на военных снимках разбитого самолета не нашлось, – рассказывает поисковик. – Затем мы обследовали предполагаемую могилу специальным щупом: действительно, там была яма, но сейчас она пуста.

«Что ж, район Урицка в сентябре 1941 года был частично захвачен фашистами, как раз снимков за этот период может и не хватать в архивах», – рассудил Виктор Алексеевич и начал поиск в Интернете.

– Сейчас в Сети довольно много немецкой любительской съемки, сделанной на территории СССР во время боевых действий для фронтовых альбомов, – поясняет краевед. – Фотографии и пленку сейчас оцифровывают и продают изображения на аукционах. В таких случаях появляется возможность в режиме предпро­смотра («превью») изучить небольшой кусочек записи.

Наконец-то на любительской кинохронике промелькнула искомая локация: вот обломки самолета – он вошел в землю почти под прямым углом, осталось лишь хвостовое оперение. Здания совпали по очертаниям.

Далее поисковики установили, что до войны «место с березами» называлось иначе – это была Герлемановская улица города Урицка. Затем они обратились к списку «Забытые могилы Ленинграда», который был составлен и опубликован Виктором Кунтаревым в 2003 году.

В этих документах значилось: «…могила у дома № 10 по Герлемановской улице в г. Урицк – похоронен летчик морской авиации лейтенант Гаврилов Виктор Михайлович – 21.09.41». Более того, на школьном сайте города Гагарина Смоленской области, уроженцем которого был сбитый летчик, нашлась подробная информация: по данным Центрального бюро учета потерь ВВС Краснознаменного Балтийского флота, заместитель командира 4-й авиационной эскадрильи 71-го авиаполка лейтенант Гаврилов Виктор Михайлович не вернулся с боевого задания 20.09.1941 и до сих пор считается пропавшим без вести.

Так откуда же взялись сведения, что на Герлемановской улице Урицка был похоронен именно лейтенант Гаврилов?

– Нас выручили коллеги из Центра патриотического воспитания молодежи «Дзержинец», а именно Кристина Соболева. Она помогла направить запрос на родину летчика, – делится поисковик. – Оказалось, что жива его племянница. Она-то и переслала копии хранящихся в ее семье писем жительницы Урицка Веры Михайловны Петровой, проживавшей в начале войны на Герлемановской улице.

«В 1941 году мы жили в Лигове, это в 13 км от Ленинграда… На наших глазах сгорел весь город. Мы жили в окопах, а в минуты затишья выходили подышать. У меня тогда было двое дочерей, четырехлетняя и годовалая (грудная). Однажды, во второй половине сентября, днем в воздухе над нами завязался бой…»

…Рядом с погибшим летчиком лежала морская фуражка. До прихода немцев Вера Михайловна успела посмотреть его документы, заучила их наизусть: «Я очень боялась, что немцы не разрешат нам похоронить его, но они забрали документы, пистолет и кожаную куртку, а хоронить разрешили».

Правда, после войны женщина не сразу обратилась в военные архивы, не до того было, но в памяти хранила фамилию. И незадолго до 20-летия Победы ей пришел ответ из УК ВМФ с адресом сестры лейтенанта Гаврилова.

Последнее письмо в Гагарин датировано маем 1985 года.

«…Я изредка навещаю могилу вашего брата, вернее – братскую могилу, где Виктор перезахоронен. Последний раз была в Лигове (теперь это уже р-н Ленинграда) 9 мая с. г. Могила утопала в цветах: тут были и венки, и горшки, и банки, и просто букеты. Кладбища уже нет, снесли. Рядом к/театр, вокруг могилы – скамейки, где сидели старики. И люди все подходили и подходили с цветами…»