- ГОРОД

Без карты много не навоюешь

8 февраля военные топографы отметили профессиональный праздник. Официально он был утвержден приказом министра обороны в 2003 году. Дата выбрана не случайно – в этот день 208 лет назад, 27 января (по старому стилю) 1812 года, Александр I подписал специальный указ, которым вводилось «Положение о военном топографическом деле».

Главная задача – оборона страны

Сегодня за картографию, топографию и геодезию в вооруженных силах отвечает Военно-топографическое управление Генерального штаба. В его зоне ответственности все – от топогеодезического и навигационного обеспечения Вооруженных сил, реализации государственной политики в области геодезии, картографии и навигационной деятельности в интересах обеспечения безопасности страны до участия в международном военно-техническом сотрудничестве.

Для выполнения всего этого объема задач на современном уровне в подчиненных управлению частях и подразделениях проводится постоянная модернизация. В последние годы устаревшее оборудование активно меняется на современное. Так, только за 2019 год в войска и на флот поступило более 12 тысяч приборов спутниковой навигации.

В Вооруженных силах создано 20 центров электронной картографии за счет переоснащения топогеодезических воинских частей центрального, окружного и армейского подчинения самыми современными высокопроизводительными программно-аппаратными и полиграфическими комплексами.

К концу текущего года доля современных образцов средств топогеодезического обеспечения будет доведена до 70 процентов.

– Оснащение органов военного управления и воинских частей средствами единой автоматизированной системы обеспечения Вооруженных сил РФ геопространственной информацией (ЕАСО ГПИ) позволит представлять пространственные данные в режиме времени, близком к реальному, – рассказал начальник Военно-топографического управления Генерального штаба генерал-майор Александр Зализнюк.

Журналист «Вечернего Санкт-Петербурга» побывал в одной из специализированных частей Западного военного округа и своими глазами увидел, как работают современные военные топографы.

Топографы переходят на цифру

Зеленые металлические ворота с двуглавым орлом герба Министерства обороны спрятаны в глубине обычного жилого микрорайона. Сложно предположить, что за утилитарным бетонным забором находится один из центров единой автоматизированной системы обеспечения геопространственной информацией.

Поднимаемся на второй этаж одного из зданий. Внутри – обычные на вид офисные помещения с компьютерами на рабочих столах. Разве что мониторы большого размера и высокого разрешения.

Это видимая часть айсберга – большого автоматизированного банка данных. Система построена по принципу классической пирамиды. На вершине – главный банк данных МО, далее – окружные базы, ниже – армейские. Соответственно, снизу вверх поднимается и запрос на получение информации. Если того, что нужно той или иной части, нет в армейском банке, тот шлет запрос в округ, а если нет и там – следует обращение в Москву. Естественно, все обрабатывается на компьютерах в цифровом виде и предается инициатору запроса либо по линиям связи, либо на электронных носителях.

Все операции автоматизированы. Карты оцифрованы. Также прямо на компьютере на них может наноситься оперативная обстановка. Если нужна «бумага», карту распечатывают на плоттере.

На первый взгляд кажется, что оцифрованная информация занимает не так уж много места. Так зачем все усложнять? Почему нельзя хранить в каждом подразделении полный комплект?

– Начнем с того, что цифровые карты занимают довольно много места на носителе, – опровергает мои умозаключения один из офицеров-топографов. – Они хранятся не в виде изображений в формате JPEG или PDF. Все современные карты – векторные. Кроме того, зачем подразделению иметь карты районов, в которых ему никогда не придется действовать в силу того, что дислоцировано оно в совершенно другом месте?

Карты – живой организм. Со временем они меняются. Появляются или исчезают населенные пункты, прокладываются новые дороги и так далее. Следовательно, нужна постоянная корректировка. Это еще одна из задач военных топографов.

Небольшая комната плотно заставлена рабочими столами. На них вместо привычных мониторов странные на первый взгляд устройства, внешним видом напоминающие бытовую хлебницу. Это элементы отечественного программно-аппаратного комплекса для создания и обновления цифровой информации о местности. А «хлебницы» – стереокомплекс, предназначенный для загрузки и обработки картографической информации.

– В прибор помещаются аэрофотоснимки, – рассказывает картограф картографического отделения капитан Александр Мирошников. – С помощью специальных стерео­очков специалисты видят рельеф в 3D и обрисовывают его в специальной программе. Так получается цифровая карта.

По словам военных, в прежние годы вся эта работа проводилась с помощью специальных механических приборов, что занимало гораздо больше времени и требовало немало физических сил.

И в продолжение темы 3D-изображений. На территории части есть специальный комплекс, который может выполнить объемный макет местности. Сначала карта обрабатывается на компьютере. Затем по выработанному алгоритму рельеф переносится на заготовку. В специальном прессе на нее укладывается распечатанная на листе пластика карта. Ее нагревают и с помощью вакуумного пресса наклеивают на заготовку. Весь процесс занимает около часа.

Геодезисты выходят в чисто поле

Но какая бы техника ни приходила в войска, до того, чтобы полностью исключить из процесса человека, еще очень далеко. Кроме того, армия всегда должна быть готова к тому, что работать придется в экстремальных условиях, когда из-за воздействия средств радиоэлектронной борьбы противника сигнал от навигационных спутников может приходить искаженным. Тогда незаменимыми окажутся старые добрые рейка и теодолит. Ко всему прочему из-за большого масштаба любая спутниковая система дает погрешность. И если для гражданских нужд 2 – 3 метра в ту или иную сторону особой роли не играют, то, например, для артиллеристов такая ошибка в координатах батареи может сыграть роковую роль. Поэтому от ручных измерений в армии отказываться не собираются. Хотя и стараются, насколько это возможно, автоматизировать процесс.

На возвышенности у дороги, ведущей в один из новых коттеджных поселков Ленинградской области, уходит в небо ажурная металлическая вышка. Под ней – бетонный куб с металлической точкой в центре верхней грани. Это – геодезический знак. Точка, координаты которой точно известны и от которой ведутся все отсчеты.

Из-за поворота грунтовки появляется армейский «КамАЗ». Машина останавливается, открываются двери кунга, и геодезический расчет – офицер и два солдата – быстро устанавливает треногу над знаком. На нее водружают грибок спутниковой антенны. Пять минут на проверку работы прибора. Один человек остается возле него. Остальные возвращаются в машину, и та медленно трогается с места. Две видеокамеры по бокам кабины фиксируют обстановку и передают данные на компьютер в кузове и планшет в кабине грузовика. Одно­временно замеряется расстояние и направление от геодезической точки. Координаты тут же наносятся на карту.

На языке военных топографов это называется «Контроль точности привязки стартовых позиций боевых порядков войск, обследование, восстановление и определение геодезических координат и высот контрольных точек местности». При таком методе установления координат погрешность будет минимальной.
А значит и огонь средств поражения – максимально точным.

Вот и получается, что, несмотря на космическую аэрофотосъемку и другие методы наблюдения, без топографов армия не то чтобы слепнет, но уж точно становится менее эффективной.

Да и не только армия. Военная картография, конечно, имеет свою специфику, но все, чем пользуется она, применимо и в гражданском строительстве. Без карт, геодезической привязки и многого другого невозможно ни строительство, ни добыча полезных ископаемых. Так что топография – еще и одна из самых мирных армейских профессий. Кстати, в том самом геодезическом расчете у двоих ребят – одного контрактника и одного срочника – топографическое образование, полученное «на гражданке».

С теодолитом под огнем

Тяжелая работа выпала на долю военных топографов в годы Великой Отечественной войны. Для обеспечения успеха боевых действий войск было определено около 200 тыс. опорных геодезических пунктов, более 90 тыс. раз была произведена привязка к местности боевых порядков артиллерии. И вся эта работа велась в непосредственной близости от переднего края, зачастую – под огнем противника.

Впервые для обеспечения боевых действий широко использовались материалы воздушного фотографирования. По результатам расшифровки аэрофотоснимков формировались разведывательные схемы, а боевой порядок противника наносился на карты, которые передавались командованию.

В общей сложности за четыре года в войска было передано 900 млн листов карт.

В осажденном Ленинграде геодезисты установили теодолиты на самых высоких зданиях на окраинах города и с их помощью одновременно с нескольких точек наблюдения засекали вражеские батареи по вспышкам выстрелов и, вычислив их координаты, оперативно отправляли для обработки и передачи артиллеристам. Особенно часто контрбатарейная борьба с использованием геодезических засечек орудий и батарей противника применялась в 55-й армии, прикрывавшей подступы к городу со стороны Колпина.

За свои подвиги более четырех тысяч топографов и геодезистов были удостоены государственных наград.


Фото автора