- КУЛЬТУРА, Театр

Тартюф шагает через годы

В Театре имени Ленсовета представили спектакль «Тартюф» по хрестоматийной пьесе Жана-Батиста Мольера. В постановке режиссер Роман Кочержевский, что называется, классических героев перебросил в наше время.

В осовремененном спектакле «Тартюф» Оргон (актер Александр Новиков), по пьесе Мольера он состоятельный дворянин, владеющий в Париже собственным замком, – современный горожанин с множеством вполне характерных жизненных проблем. Жена умерла, вторично женился на молоденькой и хорошенькой Эльмире (актриса Диана Милютин­а). От первого брака остались уже взрослые сын и дочь. Отношения с молодым поколением у Оргона – разной степени сложности. С сыном Дамисом (Илья Дель), избалованным отпрыском богатого родителя с татуировками неприличного содержания на лице и подростковым протестом против всего, – совсем бедовые. Дочь Марианну (Виктория Волохова) глава семейства и вовсе почитает за красивую куклу, не способную самостоятельно выстроить свою дальнейшую семейную жизнь. Где взять бальзам от жизненных ран? Ну, например, ввести в свою жизнь человека, прелестного во всех отношениях, – обходительного, набожного, велеречивого? Так в доме Оргона появляется проворовавшийся беглый мошенник Тартюф (Олег Федоров).

Лишь лицемерье

Сохранив мольеровский слог, Роман Кочержевский сделал героями пьесы современников. Поэтому Эльмира и Марианна щеголяют в мини. Горничная Марианны Дорина (Римма Саркисян) – и по пьесе, и по спектаклю самое здравомыслящее существо, она способна сказать правду даже господину Оргону и искренне предана своей госпоже, – в постановке поломойка с ведром и шваброй. В самом начале спектакля домочадцы сетуют на появление в доме ловкача Тартюфа, который пришел голодранцем, но очень скоро прибрал все к рукам. Причина – огромная симпатия к святоше хозяина дома и его недалекой мамаши г-жи Пернель (Ольга Муравицкая), которая более всего доверяет экстрасенсам и газетам. Уборщица Дорина пытается вразумить госпожу: «Да разве святость тут? Одно лишь лицемерье!» – но тщетно. Появление хозяина дома вколачивает последний гвоздь в надежды освободиться от лицемерного подлеца.

Тиран внутри

В следующей сцене г-н Оргон, вернувшись домой, прежде всего завешивает стены и двери огромными изображениями обожаемого Тартюфа. В спектакле они похожи на рекламные плакаты перед выборами. Отметим: Оргон вполне соответствует образу, задуманному Мольером. Он человек, в общем, слабый, без стержня. Капризный самодур по отношению к детям – сгоряча лишает сына наследства, требует замужества дочери с ненавистным ей Тартюфом. С другой стороны, оказавшись в тяжелой жизненной ситуации, превращается в плакучего ребенка. Как мы помним, в финале пьесы Тартюф пытается отсудить у своего бывшего благодетеля дом и поместье. Но домашнего тирана Оргон сотворил своими руками.

На дурака не нужен нож

Олег Федоров исполняет роль Тартюфа очень убедительно – подлец и мошенник, при каждом удобном случае лицемерно характеризующий себя: «Ничтожнейший из всех, живущих в мире сем». Он волочится за женой хозяина и в спектакле впервые появляется лишь в конце первого действия именно с целью соблазнения в образе современного прощелыги, этакого офисного бездельника в приталенном пиджаке и узких брюках. Тартюф откровенно домогается Эльмиры: «Как я ни набожен, но все же я – мужчина». Свидетелем становится Дамис. В художественном решении сцены разоблачения Тартюфа отметим сценографию спектакля и работу художника Сергея Илларионова и художника по свету Константина Бинкина. Так как действие происходит в наши дни, Дамис не просто подслушивает признания Тартюфа, а снимает их на видеокамеру. Сам показ «документалки» стилизован под Каннский кинофестиваль – красная ковровая дорожка, гости в вечерних туалетах с шампанским, в первом ряду кресел сам Оргон, которому крупным кадром демонстрируют непристойное поведение любимца. Но как в XVII веке слова, так в XXI видео не убеждают упрямого господина. Напротив, он в гневе лишает сына наследства и переписывает его на Тартюфа.

Вечный обманщик

Правду Оргон все же узнает – Эльмира прячет его под стол перед повторным свиданием с мошенником. Хозяин поместья взбешен и гонит пройдоху прочь, но – поздно. Дом им самолично переписан на Тартюфа. Финал Романа Кочержевского отличается от развязки Мольера. В пьесе мудрый монарх, уже зная Тартюфа как закоренелого плута, сажает его в тюрьму. В современной интерпретации изымать движимое и недвижимое имущество Оргона вполне буднично приходит судебный пристав. И как тут не вспомнить слова песенки Тартюфа, гениально исполненной Михаилом Боярским в кинофильме Яна Фрида, иллюстрирующие вечную тему обмана: «Я дураков найду всегда. Не стало меньше их с годами. До самой скорой встречи с вами. До скорой встречи, господа!»

На заметку

Спектакль «Тартюф» покажут на Большой сцене Театра имени Ленсовета 23 ноября в 19 часов.


Марина КОЗЛОВА, фото предоставлены Театром имени Ленсовета (Юлия КУДРЯШОВА)